Я с детства мечтал стать священником


Мы продолжаем разговор на тему: «Преподобный Сергий Радонежский в моей судьбе», в котором участвуют священники, миряне, деятели культуры, все, в чьи судьбы однажды тихим и добрым стуком постучался Игумен Земли Русской Сергий Радонежский.

Сегодня у нас в гостях ключарь Свято-Троицкого кафедрального собора города Майкопа, иерей Александр Ионитис.

Я с детства мечтал стать священником.

Мое знакомство с преподобным Сергием состоялось в школе. Это было на уроке литературы, сейчас уже не помню, было это то ли в шестом, то ли в седьмом классе. Его житие, описанное в хрестоматии, произвело на меня сильное впечатление. Было бы не совсем честно сказать, что до этого я не слышал о преподобном, я в это время уже ходил в храм и даже нес алтарное послушание. Часто слышал, как на водосвятных молебнах батюшки пели «Преподобный отче наш Сергие, моли Бога о нас», рассказывали и о чудесах, которые совершались с боголюбивыми паломниками, посещавшими Троице-Сергиеву Лавру и молившихся у мощей преподобного. Да и мне, как не самому успешному и дисциплинированному ученику, священники частенько советовали молиться преподобному Сергию. Но все рассказы и советы шли мимо моих ушей. Но Господь ведет каждого человека своим путем, и путь моего «личного» знакомства с преподобным Сергием состоялся именно таким образом, не в храме и не после прочтения его жития или же назидательных повестей о чудесах, совершенных игуменом земли русской, а именно в школе, на уроках литературы.

Шло время, я возрастал, и вместе с моим взрослением возникал выбор с определением моего будущего. У меня с детства была мечта, я мечтал быть священником, но к выпускному классу у меня случился кризис, как у многих молодых людей, когда наступает ответственный момент в их жизни с самоопределением, куда пойти учиться и какую профессию выбрать. На том этапе моей жизни я, честно говоря, ничего не хотел. Хотелось, чтобы у меня была спокойная жизнь, чтобы меня никто не трогал, а особенно учеба и учителя. Я по-прежнему ходил в храм, пономарил, и мне это очень нравилось. И вдруг я нашел решение всех своих проблем, как мне тогда казалось. Я решил закончить школу и уйти в монастырь, так как монастырь для меня на тот момент был реальным воплощением мечты. Я бы мог там всё также посещать службы, прислуживая в алтаре, проводить все свое время в храме, имел бы кров над головой и был бы покормлен, а в большем я на тот момент и не нуждался.

Когда в моей голове созрело это решение, я пошел к владыке Пантелеимону, и попросился в число братии, тогда еще только открывшегося нашего Свято-Михайловского монастыря, чем его изрядно озадачил. Владыка улыбнулся и сказал: «Давай сначала ты закончишь школу, а потом подумаем».

Слова владыки меня удовлетворили. Я очень ждал выпуска из школы, но теперь не прилагал особых усилий в учебе, что конечно было доведено до сведения моих родителей. После этого у меня с ними состоялся очень серьезный разговор о моем будущем и перспективах, и мне родители задали один вопрос: «чего я хочу?». Мне пришлось рассказать им о своих планах на будущее, после чего моя мама пила валерьянку, отец хватался за голову и пытался мне объяснить абсурдность моего плана на жизнь.

Видя, что им меня не переубедить, родители сказали, что раз ты сам не хочешь думать о своем будущем, тогда о нем подумаем мы. После чего мне пришлось поступить в медицинское училище. При этом родители пообещали, что не будут препятствовать моему уходу в монастырь после окончания медицинского, когда я буду с профессией и уже совершеннолетним.

После поступления в училище, в том же году, по Своей милости, Господь сподобил меня поехать в Москву в Троице - Сергиеву Лавру. Я был просто покорен всем увиденным - и монастырем, и духовной академией. После той первой поездки, я начал ездить в Троице - Сергиеву Лавру постоянно, и, в конце концов, неожиданно для себя точно понял, что хочу учиться в семинарии, и только в Лавре у преподобного Сергия. Каждая поездка к нему для меня была радостью, а отъезд - печалью. Я подолгу молился в Свято-Троицком Соборе Троице-Сергиевой Лавры, где были мощи преподобного, пел акафисты, мыл полы, и большего счастья для себя не представлял. Я горячо молился и просил преподобного Сергия о том, чтобы Господь, по милости Своей, сподобил меня стать студентом Московских духовных школ. И к окончанию медицинского я, уже повзрослев, стал понимать, что хочу быть священником, но никак раньше в детстве, когда эта мечта была отвлечена от реальности, а именно выучившись в семинарии.

Когда я получал рекомендательное письмо на поступление в семинарию, владыка Пантелеимон внезапно предложил мне ехать поступать не в Москву, а в Санкт-Петербург, хотя он и знал о моем желании учиться в Троице-Сергиевой Лавре. Конечно, я сделал так, как благословил владыка. Во время поступления и на протяжении всей учебы я постоянно в молитвах обращался к преподобному Сергию, прося его заступничества перед Господом, и Господь посылал мне Свои милости. И уже сейчас по окончании учебы и прошествии времени я для себя вдруг осознал, что за пролетевшие одиннадцать лет учебы для меня преподобный Сергий стал не просто святым угодником Божиим, к которому обращаешься в молитве, а каким-то очень родным и особенно близким моему сердцу. И каждый раз, когда служится молебен в храме, с какой-то особенной теплотой поются слова запева: «Преподобный отче наш Сергие, моли Бога о нас».


Читайте также: