Дом там, где тебя ждут


Эти подстаканники подарила моей бабушке на свадьбу её бабушка. А вон, наверху, еще самовар от предков, век 17-й. Сохраняем все потихонечку.

Об этом рассказывает Игорь Борисович, наливая чай. Жителям Гиагинского района он больше известен как отец Игорь, протоиерей храма Животворящего Креста в хуторе Карцеве. В гости к батюшке районка заглянула неслучайно, сегодня у отца Игоря юбилей — 80 лет. Эта цифра — по паспорту, а в жизни Игорь Борисович выглядит и чувствует себя лет на 20 моложе.

— Здесь все просто: работай много и, главное, с удовольствием. А для этого необходимо найти свое предназначение. Как это сделать? Тоже просто — все варианты, которые тебе посылает жизнь, пробуй. Одно, другое... И обязательно найдёшь своё. Ко мне в гости приезжают сослуживцы армейские. И сначала удивляются: «Игорь, как ты так батюшкой стал! Хотя, если подумать, в тебе всегда что-то такое было... много ты нам правильных вещей рассказывал». Вот тебе и пожалуйста, все приходит в своё время, и ты становишься тем, кем должен, — рассказывает отец Игорь.

Игорь Борисович пришел служить в церковь, так сказать с «гражданки», в конце 90-х. Было ему 58 лет. К тому времени жизнь сформировала в нем стержень человека любящего и всепрощающего.

Будущий батюшка родился в семье лесника. Его отец, отвое­вавший на фронтах Финской, Великой Отечественной, Японской войн, после демобилизации был директором лесозащитной станции в Ставропольском крае. Тогда в стране был запущен Сталинский план преобразования природы. А причиной послужили суховеи, которые уничтожали зерновые.

— И вот мой отец строил лесозащитную полосу 400 км в длину и 20 км в ширину. Каж­дую неделю папа докладывал о ходе дел по радиосвязи лично Сталину. И помню, ночью отец стоит с докладом перед динамиком в выглаженной форме, в кобуре пистолет, а в окна кагэбэшники заглядывают, контролируют, чтобы по стойке «смирно» стоял, общаясь с главным по стране. А я всегда наблюдал за этим. И считаю, что такое требование справедливо. Глава государства, какой бы он ни был человек, достоин уважения и почтения. Тогда я усвоил раз и навсегда: успех любых отношений кроется в уважении.

Это правило строго закрепилось в сознании Игоря Бобрикова во время армейской службы. «А это наш самый главный десантный командир», — подпись в семейном альбоме Игоря Борисовича под фотографией Василия Маргелова. Непререкаемый авторитет главнокомандующего ВДВ задавал тотальное уважение десантников как к руководящему составу, так и к сослуживцам. О военном периоде своей жизни отец Игорь говорить не любит, да и нельзя. Известно, что он в составе советских войск участвовал в локальном конфликте в Анголе. Был в разведроте.

— Я подписывал документ о неразглашении военной тайны, поэтому этот период я предпочитаю не вспоминать. Могу сказать совершенно точно, что армия сделала из меня личность. Она воспитала во мне мужество, конструктивное мышление и смирение. Все события, которые происходят в жизни с человеком, нужно смиренно принимать. Тогда и нервы, и психика будут в порядке. Все, что с нами происходит, нас воспитывает. Не нужно воевать с жизнью. Случилось что-то — спокойно про­анализируйте ситуацию, спросите себя: «Для чего мне это нужно?». Примите это событие как урок и подумайте, как будете действовать дальше.

— То есть вера в Вас зародилась на войне?

— Нет. С верой я уже родился. Наша семья хоть и была советская, но икона всегда в доме была. Я понимаю, Вы задаетесь вопросом, как военный разведчик мог стать священником? И что может быть общего между ВДВ и церковью? Как человек, прошедший много тягот и радостей службы в десанте и более 20 лет церковной службы настоятелем, могу сказать точно — общего много. Только в церковном служении еще сложнее. Если в военной службе бывают передышки, то в церковной их нет. Священник ведет бой не за территории, а за человеческие души и за будущее всего человечества. Это труднее!

— А почему Вы стали священником?

— После развала СССР я работал преподавателем в Майкопском деревообрабатывающем техникуме. Но посмотрев, что происходит вокруг, мне захотелось уехать из города. Я переехал сюда, в хутор, он раньше назывался Рыбаловский. Мне выделили землю, и я стал заниматься сельским хозяйством. И вот именно на селе особо остро чувствовалось, что жизнь советских людей после распада страны круто изменилась, и не в лучшую сторону. Вчера была страна — стабильная и сильная. А сегодня — колхозы, заводы, предприятия закрываются, земли растаскивают на части, работы нет, кушать хочется. От того, что все не понятно, человек впадает в уныние, злобу, гнев... Людям не хватало веры в себя, в Бога. Тогда я обратился в епархию, чтобы в хутор прислали батюшку, и сказал, что за свой счет построю церковь. Мне отказали, потому что свободных священников не было. Поэтому настоятелем стал я, пройдя обучение и таинство хиротонии — посвящение в священнослужительство.

Жизнь по десантному закону «никто кроме нас» прочно утвердилась в сознании отца Игоря. Точно также, как и любовь к ВДВ. Рядом с храмом батюшка построил школу для будущих летчиков. Обычные мальчишки-школьники, мечтающие подружиться с небом так же, как когда-то это сделал Игорь Бобриков, занимались в этой школе. Учились начальному летному делу. А после ребята без особого труда поступали в летные училища, так как подготовка была на высоком уровне. И по словам батюшки, сегодня выпускники церковно-летной школы — действующие военнослужащие. Кстати, с парашютным делом сам отец Игорь завязал недавно. Раньше он постоянно участвовал в в прыжках на аэродроме в Ханской. Игорь Борисович по-прежнему остается довольно разносторонним человеком. В его рабочем кабинете — масса увлекательного и полезного.

— Вы в начале нашего разговора спросили про предназначение. А у меня их несколько. Вот, например, чертежи для конструирования сельскохозяй­ственной техники. Я же по образованию инженер. В молодости работал в лесной промышленности и строил спецмашины для отрасли. Люблю я это дело. А вот аккордеон. По легенде он когда-то принадлежал Гитлеру, фюреру его подарил Муссолини. После войны советские солдаты привезли его из Германии в Майкоп. Аккордеон кочевал из клуба в клуб, в одном из которых я его обнаружил «по наводке» знакомых и не мог не выкупить такой раритет. Вот теперь играю на нем. А еще пишу стихи и книги. Так что дел у меня много и предназначений тоже, — рассказывает Игорь Бобриков.

Но самое главное, к чему пришел батюшка, — это любовь. В этом году семья Боб­риковых отметила юбилей — 60 лет совместной жизни. Секрет счастья батюшки и матушки прост — всё то же уважение, без него любви не будет.

— После обучения в колле­дже, мне тогда было 19 лет, я работал в Астраханской области. Меня, как отличника учебы, отправили туда лесную промышленность поднимать. И там-то, вдалеке от дома, я понял, что каждому человеку нужна семья. И дом, где тебя ждут... Одному тяжело. В Астрахани я познакомился с матушкой, и с тех пор не был одинок.

Сегодня у Игоря Бобрикова есть все для счастья — жена, двое сыновей, внуки, правнучка и любовь — к людям и миру.

Многие спрашивают, а что же такое любовь? А это такое приятное теплое чувство внутри человека, которое согревает тебя изнутри и которым хочется поделиться с окружающими. Просто так, потому что любишь.

 

С. Кикова. Фото автора и из архива И. Бобрикова.

Газета «Красное Знамя» Гиагинского района

 


Читайте также: